gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

"ШКОЛА" (эпистолярная повесть), ч.6.

10. Здравствуй, дорогой Пантеон!

В последнем своём письме я описал тебе, как мог, содержание речи Шефа на моём первом педсовете, окончание педсовета, мой триумф как артиста оригинального жанра и то, как Шеф домчал меня домой на техничках и пьяном сантехнике. Нынче же я с немалым душевным трепетом попытаюсь донести до тебя описание событий первого дня знаменательного эксперимента в моей школе. Напомню тебе, что на оный день мне был назначен урок в 11 «В» классе. С вечера придя домой, я заглянул в свой задушевный дневник и припомнил, что действительно, завтра в 11 «В» семинарское занятие по арифметике. Я разом приободрился, ибо в чём силён, так именно в оной презабавной дисциплине, а если учесть, что критерии оценки волею Шефа упали ниже причинного места, так и готовиться к предстоящему занятию стоило ли?
На всякий случай я достал из тайника под кроватью три луковки и, разложив их на столе, немного потренировался: одна луковка да ещё одна - сколько станет? Две. А ещё одна? Три. А ежели убрать две? Одна останется.
Увлечённый процессом, я даже не заметил, что вопли хулиганов на улице сначала затихли, а затем возобновились с заметно возросшей интенсивностью: знать, ночная смена уже вышла на патрулирование. Я ударил по рукам и лёг спать.
Мне приснилось, как утром я выхожу из подъезда и вижу приснопамятный возок, в который впряжён сам Шеф. Он хмур и собран: «Все технички запили и повесились, приходится самому». Я крайне смущённо предлагаю ему занять его место, он облегчённо уступает, и я, взявшись за оглобли и надев на шею какую-то удавку, тащу возок через весь город. На полпути я вспоминаю, что забыл луковицы, нам приходится вернуться.
Добравшись-таки до школы, я света белого не видел, ибо истомлён был до крайности: молочная кислота буквально кипела внутри меня, ноги и руки не сгибались, сколько бы я не пытался это сделать. Шеф, дай Бог ему здоровья, достал из своих безразмерных штанов одноразовый шприц и прямо через одежду ввёл мне в ягодицу какую-то весёленькую инъекцию: право, мне полегчало разом. Однако несколько раздражало побочное действие препарата, мне стало изменять зрение: казалось, что на плече у каждого увиденного мною человека сидела его же уменьшенная до размеров куклы живая копия. А у куклы, в свою очередь, на плече тоже сидела копия, ну, и так далее, - то есть то, что обычно именуется «дурная бесконечность».
Однако я быстро притерпелся к этой странности, и это даже стало забавлять меня: зайдя в школу и увидев Клару, я демонстративно стал разговаривать не с ней, а с её куклами, которые показалась мне более симпатичными, нежели сам оригинал. Впрочем, не удивительно: ночь, проведённая на полу зала заседаний, не пошла Кларе на пользу. Видно, что с утра пораньше по ней изрядно потоптались, и ещё вчера белоснежная сорочка была вся в чайных разводах и следах от подошв.
Намалевать плакат она не успела, и потому ей приходилось каждому входящему в школу сообщать буквально следующее: «Мальчики-девочки, сегодня в школе вас ожидает очень неожиданный и приятный сюрприз!» Детки в ужасе шарахались от неё, потому что, воистину, более всего она напоминала какую-то ведьму, пребывающую в великом неизбывном похмелье. Да и ладно о ней.
Я поспешил в канцелярию, где завхоз школы, Сигма-Тау, занималась выдачей материального поощрения.
(Странная особа эта Сигма-Тау. Никто никогда не видел её лица, скрытого кольчужными бармами с двумя маленькими дырочками для глаз. С людьми общалась она только с помощью громоздкого вокодера, вечно висящего у неё на спине и издающего какой-то устрашающий механический скрежет вместо слов. Да и имени её никто не знал, что же касается таинственных «Στ», она отзывалась только на этот странный псевдоним. Но Шеф её буквально на руках носил и толковал всем и каждому, что таких завхозов уже не найти.)
На один урок мне было выделено две коробки чупа-чупсов, три десятка магнитиков на холодильники, пять пар резиновых перчаток и десять тысяч рублей наличными. Расписавшись, я поинтересовался, а что делать с неликвидом? Вокодер проскрипел лишь: «Лик-ви-ди-ро-вать». Я предпочёл не развивать тему, и благоразумно удалился.
Уже подходя к кабинету арифметики, я, к стыду своему, не заметил, как двое одиннадцатиклассников подкрались ко мне сзади и, накинув мне на шею полотенце, весьма основательно придушили. Шельмецы уже пронюхали про фонд материального поощрения: когда я очнулся, чупа-чупсов не было вовсе, также пропало пять тысяч рублей, а вот магнитики остались почти все. Я снова возблагодарил Господа за то, что надоумил перчатки и половину суммы денег по пути в класс засунуть в трусы: туда они, по неразумию своему, не полезли.
Без памяти пролежав почти пол-урока, я поспешил приступить к занятию. Выложив на стол две луковки (как оказалось, одна тоже была похищена), я спросил у шумно сосущего чупа-чупсы класса: «Вот, ребята, как вы можете видеть, на столе лежит несколько луковиц. Может ли кто-нибудь сообщить мне, сколько именно луковиц лежит на столе?»
На этом, собственно, урок и закончился. Дети потребовали за ответ двадцать пять тысяч, когда же я уклончиво ответил, что, дескать, может быть, достаточно загодя выданных аттестатов зрелости с отличием для всего класса, на моей шее снова каким-то чудом оказалось полотенце. Очнулся я уже после звонка с урока. На этот раз им удалось поживиться лишь двумя несчастными луковицами, и, хотя трусы они с меня всё-таки стянули, деньги и перчатки остались на месте (я не стану раскрывать здесь мою маленькую тайну). Собрав на полу оборонённые детьми магнитики и кое-как одевшись, я поспешил покинуть школу, но не тут-то было.
Что не тут-то было, я поведаю тебе, Пантеон, в моём следующем письме. Vale. Г.Ц.
Subscribe

  • АЙ & АЙ

    Продолжая читать «Теорию дрона» Г. Шамаю, дошёл до т.н. «революции взгляда». Речь идёт о том, какие принципы могут быть положены в саму систему…

  • PUSH THE BUTTON, MAX!

    Просматриваю книжку француза Grégoire Chamayou «Théorie du drone»*. Все более-менее серьёзные армии мира ныне вооружаются этими довольно дорогими…

  • ВНЕЗАПНАЯ ПОКУПКА ХАММОНДОРГАНА

    Я, должно быть, уже утомил всех своих друзей и знакомых рассказом о том, как однажды во сне я стал офицером. * Дело в том, что я при весьма…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments