gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ТАРАКАН

Жил да был учителем истории в моей школе В.В., дядька лет 52-х или чуть поболе. Ученички за глаза именовали его не иначе, как «Таракан», ибо усы он носил какие-то весьма своеобычные, жёсткие, торчком, и, правда, странно шевелящиеся в процессе артикуляции. А может, он и молча умел ими шевелить, но мне того никогда не демонстрировал… Мы были достаточно долгое время, лет пятнадцать, сослуживцами, коллегами, так сказать… О дружбе и речи быть не могло, хотя и пили вместе, и аттестовались на пару, и работали в одном кабинете, и прочее. Очень уж большой отпечаток на него наложила «основная профессия», а большую часть жизни он был офицером пенитенциарной системы, попросту, зэков охранял да так называемых «химиков»... Каким-то странным образом в нём объединялась внешняя резкость, чуть ли не крутизна, - с невероятной внутренней трусостью… Некое самодовольство, доходившее до нелепого нарциссизма в духе мачо, - с абсолютной несамостоятельностью, инфантильностью… Он жил на Каштаке, в однокомнатной квартире, вместе с женой да собакой-овчаркой, которую он, как сам выражался, регулярно «пиздил смертным ёбом».
*
Время от времени в разговорах со мной у него случались приступы откровенности, от которых меня обычно тошнило. У него было несколько «сквозных» тем: например, как он хотел бы ту или иную бабу, но обязательно с каким-то непредставимо огромными грудями, зажать в углу и тискать эти самые груди. На дальнейшее у него то ли фантазии не хватало, но всё ограничивалось лишь тисканьем, причём во время описания сего процесса он скрипел искусственными зубами и шевелил усами. Представляя В.В., страдающего болезнью Бехтерева и тем очень похожего на Буратино в старости, в сей эротической баталии, мне вечно становилось как-то не по себе.
*
Но самой популярной «сквозной темой» у моего коллеги была весьма странная: он с ужасом, оторопью, ненавистью, омерзением ожидал смерти своих родителей. Отец его, ветеран войны, был уже очень преклонных лет человеком, девятый десяток шёл, да ещё умудрился шейку бедра сломать. Мать тоже не молодица, хоть и покрепче отца… Да и не в них дело, собственно: шевеля усами и скрипя зубами, В.В.В. отчаянно трусил за себя, за свои тонкие душевные струны… Фобия была столь сильна, что недели не проходило, чтобы не повторялось одно и то же: «Ох… Я не представляю себе… Гробы, венки, запах… КАК Я ВСЁ ЭТО ВЫНЕСУ?!» (ну, это лишь квинтэссенция охов-вздохов, обычно они длились не меньше четверти часа) И на лице его в это время была написаны такая непритворная брезгливость и нехороший детский страх, что мне очень хотелось ударить в это самое лицо.
*
Так, в регулярных причитаниях, прошло лет 7-8… Как-то В.В. пришёл в школу совершенно обалдевший: родители потеряли свои «смертные деньги», тысяч семьдесят, что ли… Лишь на третий день мать вспомнила, что деньги лежали в пододеяльнике, и она на днях этот самый пододеяльник вытряхивала с балкона своего девятого этажа… В.В. сходил вниз, с полчаса пошлялся под этим самым балконом, перепинал горы смёрзшейся земли и мусора, и, - нашёл-таки бумажник со всею указанной суммой…
*
А однажды мать умерла. Через четыре или пять месяцев умер отец. Буквально через неделю после отца – один из старших братьев. Через полгода – старшая сестра. Все они жили в Томске, так что целый год с лишним этот самый В.В. только тем и занимался, что хоронил ближайших родственников. Мне оставалось лишь сочувствовать и наблюдать. А наблюдать было за чем: куда-то исчез детский страх и брезгливость, вместо них появилась какая-то ухватистость бывалого гробовщика, печальных дел мастера… Пошли бесконечные рассказы про то, что вот тут дешевле, а вот тут дороже, чтобы я никогда не пользовался услугами такого-то бюро похоронных услуг, а вот в другое, такое-то, - добро пожаловать… То есть в полном объёме передавал свой обширный опыт. Ну, и ещё одно развлечение нашёл себе В.В.: делить имущество умерших. Он перегрызся со всеми ещё оставшимися в живых родственниками, но соорудил-таки себе новую квартиру, машину и прочие блага. Не забывая регулярно пиздить свою овчарку.
*
Слава Богу, к этому времени он уволился из моей школы, и где он, да что он сейчас, не знаю и знать не хочу. У меня создалось такое впечатление, что этот тип появился в моей жизни только для того, чтобы продемонстрировать, как НЕ НАДО ОТНОСИТЬСЯ К СМЕРТИ. А правила два, и очень даже простых: во-первых, смерти не нужно бояться, во-вторых, со смертью не нужно заигрывать. В.В. начал с первого, закончил вторым. Исполнив свою роль, он исчез. Годы его не маленькие, так что теперь ему предстоит пережить всю описанную гамму переживаний, но теперь уже касаемо своей собственной смерти. Удастся ли ему перейти от страха к заигрыванию?.. Успеет ли?..

ГЦ
Subscribe

  • (no subject)

    • Горький, «Мать»: Пелагея Ниловна навеки забанена в FB за спам экстремистского содержания • бронежеле́ • бры́нзовый бюст • хренотень – тень хрена?…

  • (no subject)

    • встретились пироманьяк да гидроманьяк, и стали силушкой мериться • целоку́дрие • прелюбоодея́ние (что-то вроде спецодежды) • безопасные в…

  • (no subject)

    • Давно вышедшее из употребления «дуся», «дусеня», «дусинька» вечно меня раздражало в книгах да старых фильмах, кроме того, я никак не мог понять,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments