gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

"ШКОЛА" (эпистолярная повесть), ч.5.

9. Здравствуй, дорогой Пантеон!

В предыдущем письме я, насколько мне не изменяет память, рассказал тебе о том, как начался мой первый школьный педагогический совет, как директор школы представил меня коллективу учителей и с каким триумфом я выступил перед ними с рассказом о том, как однажды в детстве я случайно проглотил муху. Также я обещал привести чуть ли не дословно доклад директора, Робота Михайловича Кухарки, ныне – моего непосредственного начальника. С удовольствием выполняю ранее заявленное:
«Товарищи! Коллеги! Друзья! (аплодисменты)
Как директор вверенной моему попечению школы хочу передать горячий и пламенный привет от всех работников районного и городского отделов образования. Вас помнят, о вас думают, за вас переживают (аплодисменты). У зав. райуно Марьи Васильевны всё хорошо, её перестали мучить ночные кошмары, и вчера на совещании директоров она даже пыталась заговорить, но ей вовремя напомнили о том, что у неё как-никак, а перелом нижней челюсти, так что с разговорами пока стоит повременить.
А буквально час назад мне телефонировал Аркадий Герасимович, так он так и сказал: «Люблю грешным делом иногда вспомнить, подумать и попереживать за вас». Но он же в дальнейшем разговоре наметил и очень тревожную проблему, касающуюся буквально всех и каждого из здесь присутствующих.
Речь идёт о качестве знаний учащихся. Несмотря на бесчисленные новации, многие из которых разработаны работниками нашей школы (аплодисменты), несмотря на все наши усилия превратить обучение из тяжкого труда в занимательный, ни к чему не обязывающий досуг… (убирает доклад в папку и продолжает уже вольным русским слогом) В общем, тупеют, тупеют буквально на глазах. Вот вчера завалил прямо ко мне в кабинет как его?.. Ну, в общем, одиннадцатиклассник, выпускник, можно сказать. Стоит, блеет чего-то. Я его спрашиваю: ты кто такой? Фамилия как? Класс какой? А он стоит, глазками луп-луп, потом захныкал и обгадился. Потом оказалось, что на медаль метит, на золотую медаль, шельмец! Видишь ли, туалета он не нашёл, и потому сунулся в первую попавшуюся дверь! (Учителя шёпотом, между собой: «Костоправов… Полудурок… Это точно Костоправов… Он вечно так… Дебил… Я его даже не спрашиваю… Гадит постоянно…»)
Ну, об уровне развития иных учащихся я даже заикаться боюсь. Налицо серьёзнейший кризис системы образования. Вот тут и возникает сакраментальный вопрос: что делать, коллеги?
(В этот момент Клара опять пихнула меня коленкой, и вовремя: как оказалось, последние слова Шефа были привычным для всех сигналом. Вскочив со своих мест, закатив глаза и схватившись за головы, весь педагогический коллектив стал носиться по залу и вопить: «Господи, что делать?!. Что делать?!. Где выход?!. Наставь, Господи, даруй знамение!!!» В этом, собственно говоря, и состояла кульминация педагогического совета. Набегавшись вдосталь, учителя с облегчением увидели, что Шеф достал из кармана крошечный флюгельгорн и несильно дунул туда раз-другой-третий. Все тут же расселись по своим местам.)
Скажу вам сразу: Аркадий Герасимович, наш официальный печальник и блюститель, предложил один весьма примечательный план, который всем вам, без сомнения, придётся по душе.
Улучшить качество знаний возможно лишь двумя путями. Первый – дополнительное стимулирование познавательной активности учащихся. Вы прекрасно понимаете, что речь здесь идёт отнюдь не о почётном праве сфотографироваться у знамени школы и не о благодарности родителям, написанной перьевой ручкой на яркой бумажке. Конечно, только материальное стимулирование может спасти нас в подобной ситуации.
Второй путь – сознательное снижение качественных показателей стандартов образовательных программ. То есть попросту, за то, за что раньше ставили «двойки», теперь будем ставить, скажем, «четвёрку».
Но всё это, как вы понимаете, теория. А мы с вами, как-никак, а работники школы передового опыта, так что давайте экспериментировать. У нас, насколько мне известно, три выпускных класса, - вот и получилось три контрольных группы. В 11«А» на протяжении месяца мы будем применять материальное стимулирование без занижения стандартов. В 11«Б» - будем в те же сроки занижать стандарты без всяких подачек. А уж как повезло 11-му «В»! Там мы применим и первую, и вторую методику. Результаты эксперимента мы обсудим ровно через месяц на следующем педсовете… Ну, ладно, гуляйте пока».
Так буднично Шеф закончил своё выступление и тут же покинул зал заседаний. А педсовет плавно и незаметно превратился в массовое чаепитие с хоровым пением задушевных песен. Меня неприятно поразило, что учитель физкультуры Матфей Ёкович Упокойнер, мужчина пожилой и весьма положительный, выпив какую-то чашку чаю, так разошёлся, что его пришлось успокаивать: рухнув на пол, он начал грызть пол. Иные же держались более-менее спокойно. Ко мне то и дело подходили коллеги и просили снова и снова пересказать уже ставшую мне докучать историю про муху. В конце концов я начал импровизировать, самым удачным моим рассказом того вечера был признан вот этот: «Вчера ночью я купил у постового милиционера три килограмма конфет «Мыло в пудре».
Клара, явно имея на меня виды, вилась вокруг, то и дело помигивая и призывно дрыгая ляжками. Потом она вдруг вспомнила слова Шефа про десерт, и стала донимать меня расспросами, что это за десерт такой? И другие, прослышав про это, тоже стали просить меня показать обещанное. Я вышел к трибуне и наконец-таки, внутренне торжествуя, исполнил все возможные репризы Волка из «Ну, погоди!»
Когда номер завершился, я, к огромному своему удивлению, обнаружил, что педагоги все до одного уснули в позах напряжённого внимания. Меня, по чести сказать, тоже стало клонить в сон, но я предпочёл-таки удалиться восвояси, тем паче, дома меня ждал недоеденный мосол (мне хватает его примерно на две недели).
Выйдя из школы, я увидел, что у самого крыльца стоит маленький возок, в который запряжены три школьные технички и пьяный в дугу сантехник. В возке сидел, понятное дело, Шеф: «Вас подвезти?» - «Извольте, буду премного обязан!» - «Что за церемонии, садитесь!»
Мы помчали по улицам. Директор, перекрывая хриплое дыхание техничек и сантехника, проорал мне в ухо: «Замечательно педсовет прошёл!» - Я согласился. - «Завтра у вас урок в 11«В», помните?» - К стыду своему, я не помнил, оттого головой закачал так утвердительно, что сантехник оглянулся на полном скаку и, кося глазом, дико всхрапнул. «Фонд материального поощрения завтра с утра получите у завхоза, под роспись!» - «Да, да, конечно!» - «И помните: критерии оценки снижены на 80%!» - «А по сравнению с чем снижены?» - «Да ты шутник, братец! Тпррууу!»
Возок застыл, как вкопанный, прямо на моей лестничной площадке…
Обстоятельства дня грядущего опишу, дорогой Пантеон, в следующем письме. Vale. Г.Ц.
Subscribe

  • * * *

    Сидим на дне водоёма В промокшей насквозь одежде Медлительны наши движения И речи наши пусты Нет в мутной воде окоёма Нет места любой надежде На…

  • АЗ ГЛАЗ ВРАГ ЗЛА

    Вот как было раньше? Плохо было. Выдуманный Бог сидел на облаке и следил за всеми. Eye in the sky называется. Вот захочу я потравить колодец,…

  • * * *

    Что «роза» у венгров – не «роза», А «rózsa», ну, попросту, «рожа», Хотел написать я прозой, Но только вот чуть позже Свои изменил планы. Пленительно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments