gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

Я САМ КАК ОН ЕСТЬ (32)

равнина

71.

Можно было бы и далее перечислять те или иные примечательные особенности бесчисленных уровней, - но, право, нам они скоро примелькались. Однако когда нам пришлось удивиться безмерно, это на отметке «Level 969». Когда мы (более двух тысяч персон с ангелами, домашними животными, слугами, оруженосцами, подмастерьями, жёнами, детьми, любовницами и призраками почивших родственников) преодолели очередной лаз в небесной тверди, нам открылся мир совершенно плоский, безвидный, унылый. Не увидев ни Томска, ни рек, ни лесов, ни хоть чего-то, напоминающего мир хотя бы относительно знакомый, мы откровенно насторожились.

Было ясно, что именно сюда нас и вело провидение, но вот что делать с этим, никто не имел ни малейшего мнения. Что делать. Мы построились в походную колонну, развернули знамёна, отряд барабанщиков поставили в голове и, взревев «Куда ты уехала, Сью?», отправились куда-то, как нам казалось, на юго-запад.

Я всё же ещё раз опишу этот странный уровень. Представьте себе, что вы на некой гигантской строительной площадке; несколько дней назад залили бетонное основание. Бетон уже затвердел, но ещё несколько сыроват. Теперь же представьте, что над вами всё то же голубое небо, а вокруг, до самого горизонта – бетон, бетон, бетон.

Тою же походной колонной мы прошагали весь световой день, к ночи следовало становиться лагерем, - но при нас не было ничего, что обеспечило бы наш покой и комфорт. Большая часть Пантеонов категорически отказалась спать на бетонном полу, не менее трети Гвардеев после некоторого размышления присоединились к ним. Однако это не решило ничьих проблем: ни тех, кто, съёжившись, улёгся на землю, ни тех, кто, махая руками и грязно ругаясь, продолжал вышагивать туда-сюда.

Я, было, присел в стороне ото всех и стал печаловаться о своей неприютной судьбе. Вдруг припомнилось мне славное и беззаботно прошлое, оставшееся где-то там, далеко внизу, куда, похоже, путь мне отныне навсегда заказан. Вспомнился ночной костёр, я и Пантеон, сидящие на брёвнышках околе и исполнявшие свои задушевные песни про авиацию и космонавтику. Боже, как давно это было! Невольно зашептал я слова своей любимой:


Улетаю на Марс, дорогая,
Собери мне ржаных сухарей.
На тебя посмотрю, не мигая,
И помчусь от тебя поскорей.

Когда я запел припев, почувствовал, что мне на плечо легла могучая ладонь Пантеона, и голос его тут же слился с моим:

А на Марсе плохая погода,
Там идут проливный дожди.
Но такая у нас порода,
Но такая у нас работа,
Ты немного меня подожди!

А со второго куплета и вовсе мощный хор воспел к пустым небесам:

Марсианки, конечно, красивы,
Но тебя не заменят они.
Письмецо напишу я курсивом
Ты у сердца его сохрани.

Когда песня отзвучала, я весьма озадаченно обнаружил, что сижу около самого настоящего костра на самом настоящем бревне.

Tags: Я САМ КАК ОН ЕСТЬ
Subscribe

  • (no subject)

    • Горький, «Мать»: Пелагея Ниловна навеки забанена в FB за спам экстремистского содержания • бронежеле́ • бры́нзовый бюст • хренотень – тень хрена?…

  • (no subject)

    • встретились пироманьяк да гидроманьяк, и стали силушкой мериться • целоку́дрие • прелюбоодея́ние (что-то вроде спецодежды) • безопасные в…

  • (no subject)

    • Давно вышедшее из употребления «дуся», «дусеня», «дусинька» вечно меня раздражало в книгах да старых фильмах, кроме того, я никак не мог понять,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments