gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ПОДЁНЩИНА

Снимок

Фёдор Михайлович отложил в сторону перо и вздохнул. Глава получилась совсем коротенькая. Пол-печатного листа. Даже при 250 рублях за лист – копейки, учитывая, что скоро ехать в Бад-Хомбург, где деньги понадобятся всенепременно, и чем больше, тем лучше.

Покрутив исписанные листки в руках, Фёдор Михайлович вовсе загрустил. После, взглянув на какой-то обрывок, зачем-то перечитал его:

«— Здравствуйте, Алёна Ивановна, — начал он как можно развязнее, но голос не послушался его, прервался и задрожал, — я вам... вещь принес... да вот лучше пойдемте сюда... к свету... — И, бросив ее, он прямо, без приглашения, прошел в комнату. Старуха побежала за ним; язык ее развязался.
— Господи! Да чего вам?.. Кто такой? Что вам угодно?
— Помилуйте, Алёна Ивановна... знакомый ваш... Раскольников... вот, заклад принес, что обещался намедни... — И он протягивал ей заклад».

«Так, так, так. Тут слов семьдесят. Ну, хорошо вроде бы писано… А если подпустить всякого мусору, паразитов всяких и мишуру?.. Ведь побольше выйдет?.. Глядишь…»

Фёдор Михайлович принялся переписывать обрывок, и вот что получилось у него пятью минутами позже:

«— Ну, так что же, здравствуйте, здравствовать вам и не болеть, дорогая моя, драгоценнейшая моя свет Алена Ивановна, — начал он с порога натужно, хрипло, будто выдавливая из себя, пытаясь, напротив, быть как можно более развязнее и фамильярнее, но, что сказать, увы, печаль великая, его голос видимо не послушался его, как-то разом заперхал, предательски прервался и задрожал самым непотребным для его возраста и положения образом, — ну, же, помните ли, я обещал, и вот же, я вам, драгоценнейшая Алёна Ивановна... ту самую вещь, вещицу, сбегал скоренько, да-с, вот же, принес, премного вами умиляясь и потворствуя вашим взыскательным вкусам... да что же мы, почему же мы здесь, вот, несравненнейшая Алёна Ивановна лучше ножками, ножками, топ-топ, пойдемте же сюда... к свету... пояснее чтобы… чтобы разом увидели и поняли своим острым умом, о чём речь идёт и сколь великолепен закладец мой… — И, несколько противореча самому себе и словам своим, крайне нелепым на слух, как-то невнятно и безразлично будто бы бросив ее, он неучтиво прямо, без какого-либо приглашения и участия со стороны старухи, порывисто и угловато прошел в комнату. Старуха же, видя подобное обращение с собою и не чувствуя себя уверенно в подобном положении, кособоко и тяжко побежала за ним; язык ее развязался.

— Господи, милый человек, срам какой, куда же вы, что же вы поспешаете так скоро?! Да чего вам, собственно, на что такая напористость, доброе ли дело затеяли, скажите на милость??.. Кто, кто вы такой, и какая же надобность привела вас сей час в убогую мою обитель? Что вам угодно, извольте отрекомендоваться и дать моей неверной душе знак хороший, что добром пробавляетесь, а не сеятель зла вы беспощадный и порочный?

— Ну, ну, что же вы так, как же это вы обо мне, дражайшая моя… Помилуйте, о, великолепная моя Алена Ивановна, будто не признали вы меня в полумраке прихожей, будто вам облик мой незнаком... это же я, давний и искренний знакомый ваш... Раскольников... и вот же, вот, обещанный заклад принес, да, тот самый, тот самый, что обещался намедни... — И он, чувствуя всю фальшь и ужас своего положения в единый дух дрожащей рукой, рукою безумца, готового отобрать у оной старухи жизнь, протягивал ей ничтожный свой заклад».

«Так, так, так. Тут слов триста с гаком. Хорошо же. Что бы ещё? Как бы ещё утянуть копейку?..»

У Фёдора Михайловича в голове что-то уж так защёлкало и попустило, что новая мысль самого его в другой час весьма удивила бы и обозлила. Но как это назвать – жадность ли? - Нет, что-то иное, непонятное и болезненное, заставило Фёдора Михайловича снова взяться за перо и начать вставлять в текст слова самого бранного и беспокойного порядка. Спустя четверть часа получилось что-то вроде:

«— Господи, е…ская сила, милый человек, ё…ый ты по голове, срам какой, б…ский рот, куда же ты, е…тое создание, что же ты, б…, поспешаешь так скоро, е…сь ты перее..сь? Да чего тебе, х..ю с горы, собственно, б…на ты рожа, на что такая напористость, пи…бол дворовый, доброе ли дело затеял, му..ень, пропастина ты эдакая, скажи на милость??.. Кто, кто ты такой, вертушка туалетная, вонь подрейтузная, перхоть неприличная, и какая же надобность, разъ…ись ты трое..учим прое..ом, привела тебя му..ями трясти сей час в убогую мою обитель, клок ты от святой п…? Что тебе угодно, б…, х..ета ты из-под ногтей, изволь, с…, отрекомендоваться…»

«Так, так, так. Получилось невесть как, но уже слов 700, а если так, знать, в десять раз больше начального. Это уже что-то. Ну-ка перепишу, да и снесу, может и пролезет морда в крынку…»

***
Спустя сутки Фёдор Михайлович вышел от редактора донельзя сконфуженный и разозлённый. Этот подлец, увидав переписанный набело вариант обещанной главы, так уж рьяно взялся за цензурное перо, что вымарал всё, всё, до последнего слова, оставив ровно столько, сколько было в начале. Одно успокаивало Фёдора Михайловича: руководствовался в своей черкотне подлый редактор отнюдь не моральными и эстетическими категориями, а лишь своими шкурными интересами, - тем самым поместив себя в тот же адский лимб, в котором зримо ощущал себя и великий русский подёнщик второй половины XIX века.
Tags: ТЕКСТЫ
Subscribe

  • 100

    В углу комнаты стоит «однорукий бандит». Игровой аппарат. Просыпаешься, осторожно снимаешь с головы эдакий электронный чепец, который считывал…

  • 100

    «Сериальная рожа». Всё чаще сталкиваюсь с такими – сериальные эмоции, сериальные диалоги, сериальная мимика. Плоская сериальная философия жизни.…

  • 100

    Усложним шахматы, наделив фигуры свойствами симпатии и антипатии. Не будет ни чёрных, ни белых, вместо - множество оттенков между тем и этим.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments