gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

Я САМ КАК ОН ЕСТЬ (23)

потаповы лужки

53.

Ради шутки я пошёл на Потаповы лужки по-ленински: шаг вперёд, два шага назад. Удивительное дело, но к вечеру следующего дня мне удалось-таки доковылять до того самого «нашего места». Уже за полверсты я стал обонять запах костра, специфическое амбре́ палёного мяса, слух же мой уловил какие-то протяжные вопли и бессмысленный бой барабанов. Не дойдя до места, я обессиленно присел к стволу берёзы и стал прислушиваться к тому, что происходило вне поля моего зрения, там, внизу, ближе к Томи.

До меня донёсся голос Пантеона, усиленный какой-то раздолбанной усилительной аппаратурой:

«Раз-раз… Так нормально? Раз-раз-раз. А так?.. Продолжаю. В результате дедушка спился и так ослабел, что уже не в силах был порвать не то, что гимнастёрку, даже нитку. Потому он перегрызал её двумя оставшимися во рту зубами. Один из них был далеко справа сверху, а другой – слева и снизу. Было больно смотреть, как дедушка корчит отвратительную гримасу, сближая два так далеко расположенных зуба. Этим он всегда пугал бабушку…»

Эта речь то и дело прерывалась каким-то диким хохотом, исторгаемым, как минимум, сотнями глоток. Право, мне становилось не по себе. Но не возвращаться же обратно, не поняв, что тут, собственно, происходит, и при чём тут я?..

Так что, кряхтя и мелко крестясь, я встал и повлёкся далее. Пройдя ещё сажен сто и взойдя на пригорок, я увидел величественную картину.

54.

На протяжённом покатом склоне, обращённом к Томи, волновалась огромная и пёстрая толпа людей, не менее пяти тысяч человек. Тут и там стояли памятные мне шатры китайского шёлка, горели сотни костров, готовились тысячи порций шашлыка. Десятки людей в карнавальных костюмах на огромных ходулях прохаживались туда-сюда, время от времени осеняя всё это действо странными потусторонними пассами. Кто-то из них трубил в огромные геликоны и тубы. Кто-то изрыгал многоаршинные языки пламени. Кто-то бил в парные литавры. Кто-то выдувал колоссальные мыльные пузыри, которые взмывали к небесам и, невозмутимо колеблясь, исчезали там. Неподалёку от берега, на сваях, вколоченных в дно, высилась огромная эстрада, на которой сию минуту продолжал выступать Пантеон.

Он сбрил бороду, был свеж и упоен. Его речи внимали, как уже сказано, большая часть тех, кто пребывал на этом странном празднике. Говорил он странное, но, что бы ни прозвучало из его уст с высокой трибуны, буквально всё воспринималось более чем воодушевлённо. Вот же прочёл он свой старенький стишок, написанный, помнится, к пионерской зорьке в лагере труда и отдыха «Алтын кукан»:

По ипподрому прыгал зайчик,
Как дед Мазай в аду на сковородке;
А, надобно сказать, что дедушка был страшный грешник,
И зайчик тоже, только гаже,
Поэтому и тянет к Эрмитажу
Тайный водопровод, -

толпа лишь, замершая было, вдруг взревела так, что несколько персонажей на ходулях потеряли равновесие и попадали кто в костры, кто в воды бурной Томи. Их крушения и гибели никто даже не заметил, так восторженно и всепоглощённо толпа внимала Пантеону. Он же скоро сошёл по мосткам на берег и, увидев меня, заключил в об’ятия. От него пахло дорогим eau de Cologne и, неуловимо странным образом дополняя первое, какой-то сивухой вроде «777». Отстранив меня, он обвёл рукою всё окружавшее нас буйство и произнёс спич:

55.

«Всё, всё, Гвардей. Кончено. No more fly. Где стол был яств, там гроб стоит. Где пиршеств раздавались клики, надгробные там воют лики. Решил вот устроить проводины нашей светлой мечте об аэронавтике. Включайся. Вина много. Веселись, голодрань…»

Пантеон пригорюнился, но, заметив мой недоуменный взгляд, вскинулся и продолжил с ещё большим жаром отчаяния:

«Удивительным образом выяснилось, Гвардей, что на высоте примерно двухсот казённых саженей над Землёй воздушные массы упираются в некий монолит, совершенно непробиваемый и неисследуемый. То, что ты видишь, подъяв очи горе́, - не более чем богато выстроенная иллюзия. Нас обманули, Гвардей! Годы, годы бесплодных стараний, столько пережито, столько выстрадано – а ради чего всё это?!.»

Пантеон глухо зарыдал, срывая с себя и бросая оземь всевозможные значки и медали, завоёванные в тяжкой борьбе за первенство в небе.

Первое время я старался подбирать их с земли, но вскоре оставил это бессмысленное занятие.

лётчик снайпер

znak-parashyutist-otlichnik-2

220px-Distinguished_Test_Pilot_Of_The_Soviet_Union

znak-letchik-kosmonavt-sssr.655x459

rabk_zs_sport_letchik_chekist
Tags: Я САМ КАК ОН ЕСТЬ
Subscribe

  • * * *

    Пойду к решале Скажу решале Привет решала Давай решай И взглядом шалым Пронзит решала Романс затянет Не искушай Чего-то вякнет Куда-то звякнет Как…

  • (no subject)

    • сложная Эдип-обстановка • подвода (субмарина?) • «Чукчик кучерявый» • загатка: что плохому танцору мешает, а плохому певцу помогает? • «Ни пуха,…

  • ЯЛЬ НАСВЕТЕ ВСЕХМИЛЕЕ

    Для того, чтобы уяснить, насколько мы сведущи в самих себе и в искусстве описания мира, можно попробовать – достаточно попробовать - взять листок…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments