?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
VOX POP
gvardei
87_2

Покуда я учился в военном училище, пришлось мне все три года быть ротным запевалою. Дело, кстати, не без куража: идёшь себе по улице, и орёшь во всю глотку. Вот же, Достойный Читатель, попробуй, выйди сей же час, пройдись по улице, спой.

Нет, я не один, трое нас было, на всякий случай, - кого-то нет, кто-то болеет, мало ли… Юрка (Ури) Селихов, Маратка Файзуллин, да я.

Но была во всём этом одна печаль, не расслышать которую было совершенно невозможно.

Вот, скажем, втроём мы заводим:

Взвейтесь, соколы, орлами,
Полно горе горевать!
То ли дело под шатрами
В поле лагерем стоять.

Далее же идёт повтор силами всей роты. И как же было обидно слышать, как стройные и сильные голоса наши теряются в этом бараньем рёве в сто горл. Я, право, (да простит меня кто-то), никогда не понимал, что такое «отсутствие слуха», мне вечно в этом «непопадании» слышатся лишь какая-то тупая лень и нежелание. Вот бы такое же число страдальцев «не попадали» в делах интимного свойства, а после оправдывались: «Ах-вах, мне в детстве медведь на …. наступил».

Да ладно, свод небесный ни разу не обрушился на мою роту, воющую диким образом «Звейтессооозвейтессоооокалыарлами…»

Другое дело, - думаю я нынче, - что вся эта картинка самым ясным образом и живописует, что суть демократия. Есть некое целеполагание, есть некий чистый образ идеи, - это Селихов, да Файзуллин, да я. И есть рёв баранов, которые вроде бы согласны с чистой идеей, да только каждый понимает её несколько иначе, ибо сказано в писании: сколько баранов – столько мнений.

В результате чистая идея превращается в какофонию, которая, быть может, сохраняет «букву» (слова песни), но неудержимо теряет «дух» (мелодику). Покуда живы Селихов, Файзуллин да я, происходит какая-никакая корректировка этого бардака, ну, а с удалением этих троих из стройных рядов полная и окончательная деградация неизбежна.

Нет, условное пение продолжится, пускай слушать это будет больно. Вот это условное пение – и есть vox pópuli, глас народа, который, насколько мне помнятся латинские лапидарии, уподобляется vox Déi, гласу Господа.