gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЛУКАШИНА

лукашинг

В пёстрой компиляции Дмитрия Чернышёва «Как люди думают» понравились рассуждения об инверсии, в частности, перевёртышах сюжетов.

«Можно брать фильмы и менять в них сюжеты на противоположные. Мой друг как-то пошел смотреть совсем старенького Мишулина в «Карлсоне» и понял, что на самом деле воображаемый друг — это Малыш, а Карлсон — просто одинокий старик.

А сюжет «Иронии судьбы...» был бы гораздо интереснее, если бы в разных городах одинаковыми были не квартиры, а люди. Какая драма получилась бы, когда Женя Лукашин начал бы трезветь и понимать, что он находится в Ленинграде...»


Только вот тут я застрял, поскольку у заявленной инверсии есть несколько вариантов.

Первая версия – пьяный московский Женя Лукашин засыпает в питерской квартире, будит же его питерский Лукашин. Они абсолютно идентичны друг другу; долго и нудно они тыкают друг другу в лица своими паспортами с пропиской. Вернувшаяся домой мама Лукашиных понятия не имеет, какой из этих двух настоящий, в конце концов, предлагает усыновить того, который приезжий. Но московский Лукашин не хочет усыновляться, у него в Москве такая же. Появившаяся невеста Галя тоже пребывает в классической ситуации буридановой ослицы: выбор существует, но невозможен.

Версия вторая, модификация первой – московский Лукашин оказывается в Питере всё в том же кругу близких людей: мама, точно такая же, как и московская, точно такая же Галя, точно такие же друзья. Он понимает, что что-то тут не так, снова напивается, снова его засовывают в самолёт, летящий, скажем, в Новосибирск, - и, о, ужас, всё те же, всё тот же сон. Ещё несколько тщетных попыток – Томск, Омск, Ачинск, Чита, Челябинск, - и Лукашин понимает, что попал в какой-то хитроумный лабиринт дурной бесконечности, суть infernum.

Самое что загадочное в этой истории, так это роль Нади Шевелёвой, которая вроде бы существует, но будто бы (за неимением лучшей метафоры) в какой-то параллельной реальности. Можно сказать иначе – существует возможность Нади Шевелёвой, которая почему-то не актуализируется. О ней все молчат, но её незримое присутствие и является самым, пожалуй, трагедийным элементом сюжета. У всех (мужчин, разумеется) есть своя Шевелёва. Говорить и думать о ней бессмысленно, изжить её невозможно.

Ну, и в качестве незамысловатого appendix’а стоит представить, что в тот же самый новогодний вечер, когда Лукашин отправляется в Ленинград, его антагонист Ипполит точно таким же образом летит в Москву, встречается с Галей, и у них всё получается. Таким образом, во-первых, трагикомедия разом превращается в какую-то свингерскую вечеринку, во-вторых же, сюжетный конфликт разрешается, даже толком и не возникнув.

2835525_900
Tags: Игры с реальностью
Subscribe

  • 100

    Мы уже проиграли невидимую войну, потеряв два поколения, перепоручив их воспитание бесполому интернету; они выросли такими, какими он их замыслил.…

  • 100

    Говорят (говорят), что если мир единовременно увеличится (или уменьшится) в тысячу раз, мы даже не заметим этого, поскольку изменения будут…

  • 100

    Если мне закажут создание какой-то новой цивилизации, я возьмусь. Но, сразу скажу, это будет нечто своеобычное. Никаких вам культов еды и сна, почти…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments