gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

НА ВОРЕ ШАПКА ГОРИТ. ВОР У ВОРА ШАПКУ УКРАЛ

tatouage-je-suis-charlie-sur-le-torse

В последней главе «Симулякров и симуляции», именуемой «О нигилизме», Бодрийяр, было, пытается в терроризме углядеть некий прорыв из иллюзорности нынешней цивилизации в подлинную реальность:

«Он является той чертой реверсирования, которая стирает остаток, как мимолетная ироничная улыбка стирает целый разговор, как одна вспышка отрицания у раба стирает всю мощь и наслаждение хозяина.
Чем более гегемонистской является система, тем под более сильный удар от мельчайшего реверса попадает воображение. Вызов, даже ничтожный, является отражением поломки в цепи. И только эта несравнимая обратимость привлекает сегодня всеобщее внимание, на нигилистской и заброшенной сцене политического. Только она мобилизует воображаемое».


Однако, будучи славным диалектиком, Бодрийяр скоро видит парадоксальную бесперспективность всего этого бардака:

«Но именно здесь вещи становятся неразрешимыми. Так как на этот активный нигилизм радикальности система отвечает собственным нигилизмом нейтрализации. Сама система также является нигилистской, в том смысле, что она обладает способностью сохранять все, включая то, что ее отрицает, в состоянии безразличия.
В данной системе, сама смерть сверкает своим отсутствием. Болонский вокзал, Munich(ский) Oktoberfest: умершие нейтрализуются безразличием, вот где терроризм становится невольным сообщником всей системы: не политически, а в ускоренной форме безразличия, навязыванию которой он способствует. Смерть не имеет больше ни фантазматичной, ни политической сцены, на которой она могла бы изображаться, разыгрываться, церемониальная или жестокая. И это, победа другого нигилизма, другого терроризма, победа системы».

Вроде бы нет смысла напоминать, но всё же – Бодрийяр писал об этом в 1981 году, и те, кто могут припомнить мир образца 1981 года, согласятся, что нынешнее положение вещей отличается от состояния той эпохи, как нравы борделя от утренника в детском саду.

Ещё:

«Не существует больше сцены, даже минимальной иллюзии, создающей впечатление, будто события могли бы возыметь силу реальности – больше никакой сцены, ни ментальной или политической солидарности: что нам до Чили, Бьяфры, эмигрантов на кораблях, Болоньи или Польшы? Все это уходит в небытие на экране телевизора. Мы живем в эру событий без последствий (и теорий без последствий)».

Большинство людей, читающих этот текст, уже с некоторым напряжением вспомнят те события, которые прячутся за словосочетанием «Je suis Charlie», а уж когда это произошло, и подавно. Напомню: полтора года назад, 7 января 2015 года. Всего-то.

И вспомнят отнюдь не сам факт истребления сотрудников, - его, кстати, почему-то никто не зафиксировал, - а всё то карнавальное действо, которое последовало вослед. Пускай я буду воспринят циником, но всё последовавшее за нападением на «Шарли» больше действительно напоминало праздник, нежели национальную или планетарную трагедию.

Причина тому понятна, но встретит на пути своего понимания немало трудностей: никто, кроме непосредственных участников, не уверен в том, что всё то, что произошло в Париже, действительно произошло. А они, непосредственные участники, в основе своей мертвы (или нет?..)

Ну, да. Когда нам говорят: «Сегодня день траура!» - нам следует долго и толково объяснять, по какому это, собственно, поводу оный траур? Когда нам говорят: «Сегодня праздник!» - никаких объяснений, помимо абсолютно формальных, не требуется.

Вот и говорят: «Произошла трагедия!» - but what's Hecuba to him, or he to Hecuba?..

Атомизация сознания современного человека, сознательное отстранение его от всех мешающих социальных связей, превращение социума в некий алеаторный сброд, в броуновское движение неопределённого числа Вечных Жидов, - о какой трагедии вы сообщаете им?

Если кто-то «сверху» запустил развитие цивилизации по пути наименьшего сопротивления, по пути потакания принципу удовольствия, - о какой трагедии вы сообщаете им, и зачем?

То и верно, что терроризм, как таковой, не имеет ни одного рычага воздействия на общество, он самодостаточен, он – «клуб по интересам», там, внутри него, свои святые и апостаты, но – да буду я понят правильно, - на самом деле, террористы всего лишь шуты гороховые, своими действиями они лишь развлекают скучающую публику, и то, постепенно приедается, хочется чего-то поострее…

Ну, коли хочется, так, должно быть, уже пишутся новые сценарии, уже готовятся декорации и съёмочные площадки. Show must go on.
Tags: Игры с реальностью
Subscribe

  • (no subject)

    • скончался в страшных скуках (последние слова Черчилля: «I'm bored with it all») • slowмы́шленник (долгодум?) • деликте́с (лат. delictum —…

  • (no subject)

    • «Ты был бесподобен!» - равно как и «Ты был безобразен!» - то есть не имел зримого выражения • меморо́ид – «кажется, припоминаю». «Со мной случился…

  • (no subject)

    • Статья 162 УК РФ, п. 5: «Соловей-разбой». То есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением свиста. • особый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments