gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

"ШКОЛА" (эпистолярная повесть)

1. Здравствуй, дорогой Пантеон!

Пишу тебе, так как ты при последнем нашем свидании летом этого года просил меня извещать тебя о любых малейших изменениях в моей личной и общественной жизни. Помнится, как ты, остановив меня возле недавно восстановленного буддийского храма на улице им. Партизан-старообрядцев, искательно и подобострастно заглядывая мне прямо в глаза, шептал: «Гвардей, не скрывай ничего, мне важно знать всё: как и чем ты дышишь, о чём думаешь, с какой ноги встаёшь утром, на какую ногу ложишься вечером… Обещай, что я буду вовремя уведомлён о каждой мелочи, произошедшей с тобой: пуговица ли отлетела, раздражает ли шум за стеной, ключ ли заедает в скважине или перхоть одолела. Обещаешь ли?.. Кошка поцарапает, от выхлопных газов закружится голова, зуб зашатается, рубашку сменишь, купишь неисправный маркер… да мало ли! Так обещаешь?..» Мы уже опаздывали на службу, и мне ничего не оставалось, как клятвенно обещать тебе, что таки-да.
И, надо тебе сказать, обещание я до сих пор сдерживаю. Просто за прошедший квартал текущего года ничего вышеупомянутого со мной не произошло.
Но вот на этой неделе случилось нечто, что, как мне кажется, достойно упоминания. Я о перхоти.
Как тебе известно, с осени прошлого года я довольно успешно подрабатывал жиголо в маленьком китайском ресторанчике на улице Цары Клеткин. Не скрою, я пользовался немалой популярностью среди одиноких посетительниц заведения, подчас мне приходилось исполнять вальсы и квикстепы с пятью-шестью дамами одновременно, и лишь летка-йенька спасала меня в подобных ситуациях. Зато к утру в мой porte-monnaie невозможно было засунуть лишнюю ассигнацию, так он был переполнен… Да, помнится, я даже познакомил тебя как-то на улице с одной из своих постоянных клиенток, дородной хохотушкой лет пятидесяти, которая при посещении ресторанчика заказывала неизменную Air Mail Special в исполнении Эллы Фитцджеральд и плясала под неё до полного изнеможения. Из-за неё-то, из-за этой чертовки, всё и произошло.
Буквально четыре дня назад я, как всегда, заполночь неистово свинговал в паре с этой хохотушкою под вопли покойницы Эллочки. Моя партнёрша, надсадно дыша, высоко вскидывала колени и по-цыгански трясла головой. Покорный воле руки, кормящей меня, я начал ей подражать, то есть так же задорно вскидывать колени и трясти шевелюрой. Но моей даме это почему-то не понравилось, она оставила свои па и недоуменно уставилась именно-таки на мою голову. И вдруг как с цепи сорвалась: «Что?.. Перхоть?.. У ТЕБЯ - ПЕРХОТЬ?!. Maître d`hôtel!.. Maître d`hôtel!!!»
«Вечер безнадёжно испорчен», - досадливо подумалось мне, но я оказался неправ: похоже, была испорчена вся моя жизнь. В ходе дальнейших шумных и грязных разбирательств выяснилось, что покойный муж этой дамы скончался именно от перхоти. С тех пор она, вдовствуя уже более тридцати лет, ненавидит хотя бы малейший намёк на серебристый иней, покрывающий плечи пусть даже самых достойных и уважаемых представителей мужского пола. (Странно, однако, что свою приёмную дочь она назвала не иначе, как Себорея.)
Короче говоря, не прошло и получаса, как я получил расчёт. Управляющий рестораном, мистер Ли, не по-китайски бессердечно расстался со мной: строил рожки, нелепо изображал, как я танцую, советовал мне заняться blow job. Я же, уходя, напомнил ему, что китайская фамилия «Ли» по-бирмански означает «фаллос». Прикрыв за собой дверь, я долго и с наслаждением вслушивался через неё в истерический плач и невнятные причитания китайца.
Однако я прекрасно понимал, что кому-кому уж плакать, так не китайцу, а мне, и не иначе. Оставшихся денег едва хватит на неделю-другую скромного существования, а уж о ежедневном катании на «Чёртовом колесе» в городском парке придётся забыть окончательно.
По дороге домой, в тёмном и грязном Санитарно-эпидемиологическом переулке, меня укусила кошка. В одночасье жизнь для меня потеряла всякий смысл.
И, как всегда, я оказался неправ. Но об этом – в следующем письме. Г.Ц.


2. Здравствуй, дорогой Пантеон!

В последнем своём письме я, как помнится, описал тебе мою привольную жизнь в роли жиголо, а также при каких печальных обстоятельствах мне пришлось с нею расстаться. Дабы удовлетворить твоё законное любопытство, с тем и продолжаю описание последовавших далее событий.
Итак, покусанный кошкою, я продолжил свой путь домой, но с каждым новым шагом я стал наблюдать в себе неуклонно растущее бешенство. «Неужели кошка была больна?» - ужасная мысль поразила меня. Не думая ни о чём более, я тут же остановил запоздалого лихача и приказал мчать до ближайшего травмпункта. Возница как-то диковато глянул на меня, но ничего не сказал, а хлестанул лошадок как следует, и действительно помчал. Путь, как оказалось, был недолог, метров сто - сто пятьдесят. Щедро отсыпав меди, я поспешил в приёмный покой, где за конторкою тихо похрапывала сестрица. Побудив её, я показал ей место укуса и потребовал инъекции. Сестра захлопотала, тут же стала искать дежурного врача, который, как оказалось, спал в автоклаве. Скоро явился и он, и тут же, с порога, вскричал именно что: «Ба! Знакомые всё лица! Сколько лет – сколько зим! Какими судьбами?», и прочее. Итак, дежурным врачом оказался наш с тобой, Пантеон, однокашник, небезызвестный Никодим Перерезов. Узнав о причине моего позднего и нечаянного визита, Никодим посерьёзнел, пробормотав что-то вроде: «К сожалению, случай не первый. Кошки обнаглели, надо звонить в Думу». После он, явно стыдясь, последовательно обработал место укуса сернокислым аммонием, уксусным ангидридом и закисью азота и поставил укол под лопатку: «Ну, вот, теперь до свадьбы заживёт». Мы разговорились.
Оказалось, что после армии Никодим так и не смог поступить в институт, и лет пять подряд занимался надомной работой, мастеря папильоты для губернаторской столовой (это такие бумажные трубочки, которые скрывают окончания костей животных или птицы, выступающие из готового мясного блюда). Работа монотонная, скучная, да и доход от неё был смехотворный. Но вот однажды Никодиму улыбнулась удача: поздним вечером в пьяной драке он проломил голову одному зарвавшемуся фраеру. Обшаривая карманы покойника, Никодим обнаружил, что тот при жизни работал хирургом в одной из городских поликлиник. Нашёлся даже диплом об окончании медицинского института с отличием. Это и решило судьбу Никодима: уже на следующий день он, немного волнуясь, вышел на новую работу, причём ни один из сотрудников поликлиники даже ухом не повёл, будто и не заметили подмены. (А, может быть, его предшественник в своё время трудоустроился точно так же? Бог знает.) С тех пор уже как лет пятнадцать он - дипломированный врач, и, по секрету сказать, подумывает грешным делом о втором высшем образовании.
Я, в свою очередь, тоже поведал ему о своей судьбе, тем более, эмоции так и распирали меня: сыворотка действовала весьма неспешно. После того как я издал последний истошный вопль и с пеною у рта рухнул мимо кушетки, Никодим помолчал, как бы что-то обдумывая, а после хлопнул себя ладонью по лбу, и произнёс взволнованно: «Так не бывает! А в совпадения я не верю… Вот что: у меня есть работа, и именно для тебя».
Оказалось, что Никодим уже много лет женат. Познакомились они с супругой при весьма забавных обстоятельствах: как-то по пьянке он не удержался и рухнул с перил балкона третьего этажа прямо на шедшую внизу женщину. «Моя спасительница», - ласково назвал он её, памятуя, что, не окажись она в нужное время в нужном месте, место ему было бы только на кладбище. А так отделался лишь растяжением стопы да ссадиной на плече. Кларе (так зовут жену) пришлось много хуже: смещение шейных позвонков, множественные переломы бедра и таза, не говоря уже о тяжёлом сотрясении мозга… Утром следующего дня Никодим, изрядно похмелившись, отчего хромота исчезла вовсе, навестил её в больнице. А через полгода они поженились.
Так вот: как оказалось, Клара работает в школе, и не кем-нибудь, а завучем по учебно-воспитательной работе. И вот уже почти месяц вся эта школа стонет оттого, что никак не может найти нового работника на вакантное место учителя широкого профиля.
«Вот тебе и карты в руки, и руки в ноги!» - восторженно произнёс Никодим, трясущейся рукой разливая по чайным блюдцам пахучий спирт. А вот что я сказал ему в ответ, об этом – уже в следующем письме. Г.Ц.

(продолжение следует)
Subscribe

  • (no subject)

    • Куртуа́зия • гря́зька для волос • 100% trashback на все покупки • японцы начали затягивать ха́йку • кобели́ск • использую своё право ве́ток • с…

  • (no subject)

    • рецидеви́ца • Добро пожаловать в Страну Победившего Солипсизма. Пересекая границу, будьте готовы к тому, что мы – плод вашего воображения, но и вы…

  • (no subject)

    • У него не лоб, - лобстер! • крутится, как муж на сковородке • посмотрел на меня с уку́ром • Един аз не παιδερασ • Да нет же, всё было совсем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments