gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

КАТАЛКА В КУРИЛКЕ

В ночь со второго на третье октября 2007 года, часа эдак в три, Гвардей Цытыла (то есть я) лежал себе на операционном столе в городской больнице № 3, уморительно охая и матерясь. Два молодых хирурга ковырялись в моём животе, производя резекцию запоздалого аппендикса, походя всё время перебраниваясь по поводу того, что-де, давай вот так, - нет, давай лучше вот эдак, - да нет же, давай вот так! Когда перебранка становилась особенно громкой, в операционную заходила какая-то зевающая тётя и разрешала их сомнения, тыкая в мой живот пальцем и наставительно умиряя спорщиков. У меня же всё время возникали подозрения, что им очень мешает моя слепая кишка, потому что время от времени тянули они её куда-то вне, и, надо сказать, пребольно. Потом парни заинтересовались, где я работаю, и следующие десять-пятнадцать минут посвятили воспоминаниям о совсем недавнем школьном прошлом. Приятно было узнать, что оба хирурга в детстве ужасно любили историю. Что, в таком случае, занесло их в СГМУ, сиречь сибирский гос. мед. университет? Не иначе, леший закружил.
*
Меня залатали, оставив в пузе дренажную трубку (серозный перитонит, знаете ли) и отправили отсыпаться. За неимением других развлечений, я уснул.
*
К вечеру того же дня бодренький дежурный врач милостиво разрешил мне вставать и ходить «по необходимости». Необходимость моя находилась тремя этажами ниже, рядом с приёмным покоем больницы: там располагалась ближайшая курилка для болезных людишек.
*
Курилка в больнице – это забавное зрелище. Мужики (в основном) с какими-то остановившимися взглядами, то и дело задумчиво потирающие ту или иную причину своих хворей, ведущие друг с другом медлительные беседы о тех же хворях своих, очень осторожные в движениях и походке… Совокупно с облаками табачного дыма всё это очень напоминало причудливый аквариум…
*
Есть мне было никак нельзя, пить – чуть ли не из пипетки, так что курить я ползал часто. В первый же свой перекур я обратил внимание на лежачую каталку – катучую лежалку, стоящую прямо впритык к этой самой курилке и всю перемазанную какой-то разноцветной дрянью. Только на следующее утро я узнал её предназначение.
*
Оказалось, на неё укладывали вновь преставившихся, перед тем, как выдать тело родственникам или отправить в больничный морг. Но если администрация больницы пыталась таким образом бороться с курением, то это был пустой номер. Большинство больных, пустыми глазами взглянув на очередного жмурика, продолжали свои неспешные хирургические и гастроэнтерологические беседы. Нет, только осведомлялись у какого-нибудь сведущего: откуда, дескать, из «пульмочки» или из гнойной хирургии?
*
И я ничем не отличался от иных прочих, только что собеседника у меня не было, да назойливое сканирование реальности, столь мне присущее, давало о себе знать. Удивляло это спокойное соседство жизни и смерти, которое не удручало ни живых, ни, тем паче, мёртвых. То есть то, что в обыденной жизни может показаться кощунственным. Здесь же, в больнице, иная реакция на увиденное была бы воспринята, по крайней мере, с осторожным интересом.
*
Что – «здесь»! Мне тут же пришлось выслушать историю про то, как 31 декабря 19-лохматого года в одном из гастрономов Томска взял, да помер дядька. Приехала «скорая», засвидетельствовала кончину, да и убралась восвояси. Покуда не приехала труповозка, а это часа полтора-два, дядька лежал возле кассы, и люди, как ни в чём не бывало, бодро готовились к встрече нового года. Вот тебе и Хармс… «Нашла Маша гриб, сорвала его и понесла на рынок»…
*
Вспомнилось, что на севере Чили есть одно чудное племя, которое со своими покойниками поступает весьма оригинально (на наш взгляд), а попросту, мумифицирует и расставляет-рассаживает по углам своих хижин. Мамки – папки, бабки - дедки, прабабки - прадедки…
*
В этом умиротворении, примирении между жизнью и смертью нет ничего болезненного. Напротив, невротизм европейской культуры по отношению к тем же покойникам чаще всего нелеп и смешон. Причём он – совсем недавнего происхождения, ещё в позднее средневековье в той же Франции в дом, где пребывал человек на смертном одре, набивалась толпа любопытных и сочувствующих, ибо тогда-то пословица «На миру и смерть красна» воспринималась совершенно буквально.
*
За те двое с половиной суток, пока я пребывал в больнице, я «проводил в последний путь», задумчиво покуривая возле, шесть покойников. Наконец я взмолился перед своим лечащим врачом, и тот, не долго думая и вспомнив, что я – учитель истории, выписал меня аж пятого октября.
*
Выходя из главного корпуса больницы, я внезапно понял, что всякого рода депрессии, «терзавшие» меня последние полтора месяца, как корова языком слизала. Без всяких там антидепрессантов и прочей лабуды.
*
Весьма рекомендую.

ГЦ
Subscribe

  • * * *

    Жизни унылая суть Может быть maybe мабуть Всевыдувающий ветр Maybe возможно peut-être Нервно хохочущий бес Forse быть может talvez Им же…

  • * * *

    Есть любови Есть влечения По течению По течению А попробуй вот Увлеки Вопреки реке Вопреки Не затем Что иначе не можется А затем Что иначе не…

  • * * *

    Блаженный дух горячей карамели К полу́дню ближе город пропитал. Добавь пивного солода и хмеля, Чей запах временами долетал. Босыми по расплаву…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments