gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ИЗ АРХИВОВ: ДЕЛО О ЗАДНИЦЕ

Надо ж тому случиться, - у меня отвалилась задница.
Дело было так: в конце августа, когда школа, в которой я работаю, готовилась к сдаче, я должен был в течении светового дня переклеить обои в кабинете директора. Причём, как оказалось, в полном одиночестве. И обои были хороши, и клей превосходный, но те, кто хотя бы хоть раз занимался этим треклятым делом, меня поймут: одному тяжело. Стены высотой три с половиной метра, тяжеленная мебель, которую надо то и дело перетаскивать из угла в угол… В общем, ближе к ночи я управился, но чувствовал себя так, будто меня весь день добросовестно метелили какие-то ражие доброхоты из «Армии спасения». Особенно досталось пояснице: наклоняться я мог только с матами и жалобными стонами.
Однако с вечера ничто не предвещало всех последовавших событий.
***
Утром, часов в восемь, я встал и поспешил в место отдохновения, как его ласково именуют в «Arabian nights». После прошёл на кухню и поставил на плиту чайник. И вот когда я, ещё не совсем проснувшийся, зашёл в свою комнату, чтобы включить телевизор и озаботиться очередными трагическими новостями, я вдруг почувствовал, как позади меня на пол шмякнулось что-то тяжёлое и мягкое. Я оглянулся, но в первую минуту так и не смог понять, что же это такое, чёрт возьми, лежит на моём узорчатом паласе и как-то нервно подрагивает?
Я наклонился и пристально вгляделся в это, потом осторожно тронул его ногой, перевернул… Вот тут-то, собственно говоря, мне и открылась страшная истина. Руки инстинктивно дёрнулись к тому месту моего тела, где они раньше привычно нащупывали милую сердцу задницу, и обнаружили пустоту. Там ничего не было!
***
Потрясение было слишком велико; сознания я не терял, но минимум полчаса остекленевшим взором созерцал обстановку комнаты, запотевшее с утра окно, наполненную окурками пепельницу, стоящую на столе, и, конечно, то и дело мой взгляд останавливался на этом (наверное, всё-таки, она?). Так вот, она перестала подрагивать и, похоже, утратила все признаки жизни.
Когда я наконец-таки пришёл в себя, первым и естественным моим побуждением было вернуть всё на свои места. Я разделся, поднял её с пола и стал крайне неловко прилаживать к телу. Чего я ожидал? Вожделенного щелчка какого-то хитроумного замочка, с помощью которого моя бедная задница столько лет крепилась ко мне? Или, чего проще, она просто возьмёт и встанет на своё место, как тут и была? Что-то вроде детского конструктора «Собери сам»?.. Но раз за разом, лишь я отводил руки, задница безвольно падала на пол, издавая какой-то весьма неприятный звук. Однако прошло немало времени, прежде чем я убедился, что одному мне не справиться никак.
***
Доковыляв какой-то новой, непривычной походкой до телефона, я попытался вызвать «скорую помощь». Девица на другом конце провода долго хохотала по поводу причины вызова, потом всё же посерьёзнела и сказала, что вызов принят. Мне оставалось только ждать. Через полчаса в дверь позвонили, я поспешил открыть… Оказалось, что эта стерва послала на мой адрес психиатрическую неотложку, но надо было видеть рожи похмельных санитаров и дежурного врача, когда они увидели лежащую на столе мою безжизненную задницу!
Скоро, очень скоро, приехала ещё одна бригада, на этот раз - неотложной хирургии. Меня уложили на живот и стали колдовать, приговаривая при этом что, дескать, случай уникальный, нет опыта, то да сё… Психиатры остались тоже столь заинтригованы, что не уехали, куда им следовало, а с огромным интересом наблюдали со стороны за манипуляциями хирургов.
***
Не стоит и говорить о том, что ни черта у них не вышло, это раз. Что меня госпитализировали в областную клиническую больницу, задницу же, также последовавшую вслед за мной, поместили в картонную коробку и обложили невесть откуда взявшимся сухим льдом.
Что касается моего соматического состояния, чувствовал я себя весьма сносно. Однако психологическая травма была очень глубока. Трясясь в допотопном «уазике» по колдобинам родных дорог, я то и дело обращал свой взгляд к нелепой картонной коробке из-под активных колонок «Sven» и думал одно: что-то будет?..
В приёмном покое меня опять долго и нудно осматривали, расспрашивали, попутно записывая что-то в какой-то засаленный гроссбух. Потом удалились на совещание, а когда вернулись, то мне было объявлено, что-де в клинике я могу остаться только на платной основе, аж по пятьсот рубликов в сутки. Да и не совсем понятно, чем они, собственно, могут мне помочь? Только что пришить кетгутом мелкими стежками, глядишь, и прирастёт через месяц-другой. Хотя вполне возможно отторжение тканей, случай уникальный.
***
Понятно, что в больницу я не лёг. Во-первых, денег у меня не было вовсе. Во-вторых, мне претила сама мысль о том, что мою собственную задницу мне будут пришивать кишками каких-то покойных животин.
И поплёлся я домой, ибо в кармане действительно не было ни копейки. Я шёл вдоль пустынной трассы, правой рукою поддерживая крайне неудобную картонную коробку из-под активных колонок «Sven», производство КНР, и как-то отстранённо и рассеянно подумывал о том, как же мне достойно распорядиться её содержимым.
***
А в голове вертелось только лишь сакраментальное: «Здравствуй, жопа, Новый год!» Вновь переживая события уходящего дня, я поразился тому, как мало мы знаем о собственной заднице. Мы даже не знаем, как она выглядит, и в случае потери вряд ли кто сможет составить её словесный портрет или фоторобот. И ничего ей не останется, сердешной, как годами пылиться на какой-нибудь полке в бюро находок, а пьяные сторожа по ночам будут играть ею в футбол и писать на ней химическим карандашом неприличные слова…
И ведь что удивительно, – казалось бы, она всегда рядом, вот она, - ass, Arsch, culo, гъз… Только вот ведь, - «не укусишь», если вспомнить известное выражение про близость локтя.
Почему так повезло рукам, - уж их-то мы изучили досконально и узнаем даже в темноте?.. Что, задница менее функциональна, она имеет меньше заслуг перед нами, мы без неё вполне легко можем обойтись? Отнюдь. Так почему же человек превратил её в парию, в отверженное и забитое существо, о котором мы вспоминаем только тогда, когда вскочит очередной чирей?
И тут же я сам себя поймал на мысли: если бы со мной не произошла эта нелепая и страшная история, чем бы я отличался от иных прочих? Так же, как и они, избегал бы упоминаний о заднице в т.н. «культурном обществе». Так же, как и они, игнорировал бы её существование, а элементарное ухаживание за ней почитал бы верхом извращения. Подумать только, ведь она всегда была частью меня, причём немалой, так что же я творил столько лет?.. «Только собственное горе позволяет нам понять горе чужое», - подумалось мне, и я крепко, обеими руками, прижал прямо к сердцу картонную коробку.
***
С тех пор прошло уже некоторое время. Я пообвыкся, можно даже сказать, смирился с потерей. Только можно ли это назвать «потерей»? Если взглянуть на ситуацию с иной точки зрения, я, напротив, нашёл то, что всегда принадлежало мне. Теперь моя задница имеет собственный уютный уголок, а время от времени я усаживаю её в кресло, что стоит перед телевизором, и сам осторожно взгромождаюсь сверху. И, по чести сказать, в эти мгновения нам особенно хорошо вдвоём.

25.09.2004. Г.Ц.
Subscribe

  • (no subject)

    • Куртуа́зия • гря́зька для волос • 100% trashback на все покупки • японцы начали затягивать ха́йку • кобели́ск • использую своё право ве́ток • с…

  • (no subject)

    • рецидеви́ца • Добро пожаловать в Страну Победившего Солипсизма. Пересекая границу, будьте готовы к тому, что мы – плод вашего воображения, но и вы…

  • (no subject)

    • У него не лоб, - лобстер! • крутится, как муж на сковородке • посмотрел на меня с уку́ром • Един аз не παιδερασ • Да нет же, всё было совсем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments