gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ИЗ АРХИВОВ: ВЕЛИКАЯ КАСТРАЦИЯ

«Великая кастрация, подумал Лэнгдон.
Это была одна из самых величайших потерь,
которые понесло искусство Возрождения.
В 1857 году папа Пий IX решил, что чрезмерно
точное воспроизведение мужского тела может
пробудить похоть у обитателей Ватикана. Поэтому,
вооружившись резцом и киянкой, он собственноручно
срубил гениталии у всех мужских скульптур. Папа
изувечил шедевры Микеланджело, Браманте и Бернини.
Нанесённые скульптурам повреждения были стыдливо
прикрыты алебастровыми фиговыми
листками. Лэнгдона всегда занимал вопрос, не стоит ли
где-нибудь в Ватикане громадный, заполненный мраморными
пенисами сундук?...»
\Дэн Браун, «Ангелы и демоны», М., изд. «АСТ», 2005.\

Экстренное собрание членов дачно-строительного кооператива «Солнечный» (пригород г. Мытищи), посвящённое проблеме добровольной каттеризации населения.
(дискуссионный скетч)

Заброшенная живодёрня на окраине Мытищ. Члены кооператива, числом до двух сот, расположились в убойном цехе кто как смог: кто на надувных матрацах, кто на складных стульчиках, одна старушка каким-то образом притащила даже безразмерное кресло-качалку красного дерева. Среди присутствующих заметно выделяются гигантские фигуры Пантеона Забутова и жены его Эльхантьевны. Рядом с ними, - неизменный спутник, Сосед по даче, человечище колоссального ума и невероятных способностей к самоанализу.
Аплодисменты. На возвышение (там раньше стояли забойных дел мастера с электрошокерами, ошеломлявшие вольтами и амперами и без того невменяемых свинюшек) восходит Председатель кооператива, тов. Галилей Некрасович Дайсушку, угрюмого вида здоровяк лет пятидесяти с расстёгнутой ширинкой видавших вида брезентовых штанов.

Председатель: Привет, компатриоты, здравствуйте, уважаемые члены ДСК «Солнечное»! Наше нынешнее собрание, как вы уже поняли, внеплановое, экстраординарное, и тому есть причина. Наши гости, а они приехали к нам из Москвы, сами расскажут вам о цели своего визита. Вот, кстати, и они… Им и предоставляю слово…
(К возвышению приближается московская делегация, их - человек 5-6. Группа довольно пёстрая и, вне всяких сомнений, обращающая на себя внимание. Но о каждом в отдельности – по порядку. На трибуну (всё же назовём это так) поднимается Глава делегации, явный «Egghead», сиречь «яйцеголовый», с ошалевшим, восторженным взглядом весьма косящих глаз.
Egghead: Здравствуйте, дорогие друзья, и, надеюсь, очень скоро и единомышленники! Мы приехали к вам по очень важному делу, и во многом именно от вас зависит успех или неуспех нашего предприятия. Мы – это инициативная группа независимых экспертов, которая вот уже два года занимается фронтальным мониторингом отношения жителей нашей страны к проблеме всеобщей каттеризации населения.
Пантеон (занюхивая только что выпитый спирт здоровенным подсолнухом): Это чего, катетеры нам понавставлять хотишь? Хрен тебе на воротник, да ведь, Эльхантьевна? (жена одобрительно морщится и тянется к подсолнуху)
Egghead: Нет, нет, вы меня не поняли. Английское слово «cutter» буквально означает «резчик», но в контексте нашей проблемы каттер – это специально обученный и весьма квалифицированный специалист по частичной или полной кастрации особей как мужского, так и женского пола.
Пантеон: Это чего, ты сюда приехал яйца нам, что ли, поотрезать? ну ни фуя себе батон! (ржёт)
Egghead: Знаете, мне не совсем по себе от откровенности произнесённого вами слова, я предпочитаю его аналоги, будь то наукообразное «тестикулы», или чудное старое русское словосочетание «удесные близнята»… Я понимаю, что вот так, в лоб, сама идея самокастрации ошеломляет и пугает. Но и вы должны понимать, что мы приехали к вам не с пустыми руками…
Пантеон: То-то ты их в штанах держишь, грабли-то вынь с карманов! (ржёт, занюхивает)
Egghead (бессознательно выполняет требование): Я попросил бы!.. Выслушайте нас, после же сможете высказать своё отношение к услышанному.
Эльхантьевна: Давай, жги, сердешный, не томи душу! (занюхивает подсолнухом)
Egghead: Хорошо. Итак, оскопление, кастрация, каттеризация, холощение, - всё это слова-синонимы, смысл которых прост – хирургическое лишение человека или животного возможности иметь потомство. Кто такой «каплун»? Кастрированный петух. Кто такой «боров»? Кастрированный хряк. Кто такой «мерин»? Кастрированный жеребец. Наконец, кто есть «евнух»? Или, по-гречески, eunouchos? Буквально –«хранитель спальни».
Пантеон, Соседу: Слышь, Сосед, пойдёшь к нам евнухом? Мух будешь гонять, горшок выносить, а?
Сосед (потупившись, смущённо): Хорошо.
Egghead: То есть сама традиция подобного рода столь древняя, что обнаружить следы её происхождения практически невозможно. Однако в документах и исторических хрониках мы то и дело натыкаемся на упоминания о добровольной или принудительной кастрации. Например, в перечислении трофеев, добытых египетскими воинами в Ливии в XIII веке до нашей эры, упомянуто 13 320 пенисов. Впечатляет, не правда ли? Существует апокрифическое предание о том, что Праотец Адам изначально был бесполым, равно как и Ева. Действительно, пребывая в безгрешном раю, в Эдеме, стоило ли иметь некие органы тела, подвигающие именно ко греху? Это бессмысленно, согласитесь. Примерно то же самое, если бы каждый младенец, рождающийся на Земле, появлялся на белый свет в комплекте с отбойным молотком…
Пантеон: У меня два замечания!
Egghead (с явным неудовольствием): Слушаю вас.
Пантеон: Первое. Про отбойный молоток, это ты здорово завернул. Я как представил себе такую картинку, чуть не уссался. Но вот вопрос: если ребёнок рождается недоношенным, относится ли это в равной мере и к отбойному молотку? Так, второе. Это что получается: у Адама Wiwimacher, то есть писька по-немецки, от страха, что ли, выросла в одночасье, когда его Бог из Эдема погнал?
Egghead (что-то записывает в блокнот): На эти вопросы, равно как и на другие, я отвечу чуть позже, а пока разрешите продолжить. Так вот. О пугающей стороне проблемы, «contra», пока умолчим, а поговорим о том, что является безусловным «pro». Для этого я приглашаю на трибуну признанного лидера изуверской секты скопцов Кондратия Селиванова.
(аплодисменты)
Кондратий (ветхий мужик неопределённого возраста с тонким писклявым голосом, одет по крестьянской моде конца 18 - начала 19 в.в.): Я вам сразу правду кажу. Коли бы не «огненное крещение», гореть бы мне нынче в геенне огненной, вековечной. А вот как сподобился я «большой печати», так сразу хорошо стало. Ну, то есть, чего, скажем, хорошего? По порядку. Во-первых, я сразу стал шибко спокойный и уверенный в себе. Тестостерона в кровянке не стало, так сразу муть душевная и улеглась, в осадок выпала то есть. Ни тебе поскандальничать, ни поволноваться лишку, про драки и мордобой я вообще молчу. Во-вторых, вот скажите, сколь мне годков?..
Пантеон: Это бы надо тебя распилить да посчитать годовые кольца, пердушка старая! (ржёт, занюхивает)
Кондратий (не обращая внимания на реплику): А ведь мне двести с полтиной, братия и сестры, скоро стукнет… То есть коли душе покой, так и жить не лень. В моём бирюлёвском «корабле», ну, то есть в общине нашей, средний возраст - под восемьдесят лет, как это вам?.. Так, третье. Коли охолостишься, так сразу думалка начинает сильно развиваться. Мозги то есть. И правда, сколь сил и энергии тратится на зряшное и диавольское действо, на похоть и средства её удовлетворения? Я же, как выжег себе удесных близнят, сразу задумался, чего раньше со мной никогда не приключалось. Вот и весь мой сказ. Вступайте в изуверскую секту скопцов, руководителем коей я являюсь, и вы сразу обретёте «три в одном»: Безмерный Покой, Вечную Жизнь, Великий Разум!
(аплодисменты)
Пантеон, звеня стаканами: Ты нам, дуракам, растолкуй технологию, как вы это самое творите? Ну, то есть, как эту свою печать ставите, а?
Кондратий: Ну, раньше по старинке дело делали, железяками раскалёнными, а теперь вот мы в Бирюлёво используем суперсовременную китайскую технологию. Да я просто прочитаю инструкцию, вот она (читает с явным трудом, чуть не по складам): «После принятия горячей перечной ванны оперируемого уложить, нижнюю часть живота и бёдра туго перебинтовать, удаляемые части промыть, дезинфицировать, удалить до основания специальным серповидным ножом. В мочеиспускательный канал вставить металлическую пробку, рану туго забинтовать. Затем пациент должен 2-3 часа провести на ногах, и только после этого необходимо уложить его в постель. Не разрешается пить и есть в течение трёх суток. На четвёртые сутки повязки снимаются, пациент обязан попытаться облегчиться. В случае невозможности оного операция признаётся неудачной, у пациента закрыты мочеиспускательные протоки».
(аплодисменты, одобрительный свист)
Пантеон: Ну, а у тебя-то, как, удачно прошло? Или терпишь? (ржёт, тянется за пачкой махорки, лежащей в ридикюле Эльхантьевны)
Однако Кондратий уже сошёл с трибуны, Egghead объявляет следующего оратора. Это итальянец, знаменитый оперный кастрат Фаринелли. Он говорит по-русски, но с совершенно чудовищным акцентом (упустим его).
Кастрат Фаринелли: Как бы сложилась моя судьба, если бы в раннем детстве я не лишился своих дурацких погремушек?..
Пантеон: Чего тут думать, ходил бы да гремел потихоньку! (ржёт, тянется к ридикюлю жены, достаёт оттуда початую ещё дома четверть ржаного самогона)
Кастрат Фаринелли: Нет, серьёзно. Печально сложилась бы моя жизнь: родившись в вонючей деревушке на юге Италии, я, грязный сопливый пацан, с годами превратился бы в грязного сопливого мужика, помышляющего только о том, как бы очередной раз залезть на свою безразмерную жену, чтобы та через восемь-девять месяцев явила миру очередного, восемнадцатого или девятнадцатого по счёту, грязного и сопливого. Претерпев же весьма неприятную операцию, я обрёл нечто несоизмеримо более важное и долговечное, нежели несчастные тестикулы. Я получил Великий Голос, меня десять лет обучали лучшие музыканты Европы, для меня и подобных мне специально писали свои произведения Скарлатти, Гендель, Вивальди, Перголези, Глюк, Моцарт, Гайдн, Россини! Я спокойно и на равных общался с особами королевской крови, с Фридрихом Великим, и вашей… как её? Елизавета… Петровна? запамятовал. Мои колоратуры, трели, рулады, причём все, - чистой воды импровизации, признавались шедеврами вокального искусства даже самыми неисправимыми скептиками. А буквально несколько лет назад весь мир на экранах кинотеатров увидел историю моей жизни и творчества, фильм так и называется, - «Кастрат Фаринелли». А мне, слава Богу, тоже не одна сотня лет.
Пантеон (крякая после выпитого): Ты языком не трепи лишнего, ты лучше спой нам чего-нибудь!
Кастрат Фаринелли: Что именно?..
Эльхантьевна (внезапно проснувшись): Эту… Как её? «Полковнику никто не пишет». Давай, жги, босота!
(Фаринелли поёт a capella, и действительно, следует целый каскад колоратур и трелей. Аплодисменты, все встают, слышен задорный свист и иные похвалы в адрес кастрата.)
Пантеон (впервые за время заседания посерьёзнев): Слышь, а вот ежели я… Так у меня тоже такой голос станет?
Кастрат Фаринелли: Я вижу, вам уже немало лет… Под сорок? Нет, нет, раньше, намного раньше надо было думать и решаться. В шесть-семь лет, ну, может быть, чуть попозже. А теперь видите, какой у вас верхний край щитовидного хряща? Ужас просто какой-то! Фу, мне аж дурно стало…
Пантеон: Какого хряща, ты чего несёшь, хрюша?
Кастрат Фаринелли: Ну, как это по-русски?.. Кадык, кадык!
(все начинают ощупывать свои кадыки, Фаринелли тем временем покидает трибуну, там появляется, в сопровождении переводчика, некто Джорж О'Дауд, более известный как Boy George, лидер уже подзабытой группёшки «Culture club». Он, - в костюме японской гейши, лицо покрыто белилами, губы намазюканы ярко-малиновым.)
Boy George (через толмача): Привет вам, братва, от берегов Туманного Альбиона! (аплодисменты) И сразу к делу. Пацаны и пацанки! Вам не надоела столь очевидная дифференциация? Это муторное разделение по половому признаку, эти ролевые обязательства? «Мужчина должен», «женщина обязана»… Меня от всего этого тошнит! (его рвёт) Даёшь UNISEX! Долой наглое издевательство над изначальным, божественным совершенством человека! Да мне плевать, кто ты такой, мужик ли, баба, - ложись, и слови свою кайфульку! (восторженный рёв членов ДСК «Солнечное») Даёшь половую инверсию!..
Пантеон (скручивая очередную козью ножку): А это что за штука такая, - «половая инверсия»? Растолкуй-ка, гейша, может, и мне пригодится когда!
Boy George: Это интереснейший феномен живой природы, пацаны. Ну, вот, на примере растительного мира. Есть такие растения голосеменные, саговники называются. Они двудомные, то есть среди них есть и мужики, и бабы. И вот ежели, скажем, на острове каком-нибудь расселились, например, только мужики, то, как вы понимаете, популяции скоро придёт каюк-хана. И вот тогда некоторые мужики-саговники, не долго думая, оборачиваются в баб, и тут же начинается у них активная половая жизнь.
Пантеон (занюхивая самогон сотовым телефоном): Это значит, что вот сегодня я мужик и пиво пью с вяленым спрутом, а завтра, скажем, уже беременная домохозяйка?
Boy George: Так точно, братан! А чем плохо? всё надо попробовать, всё испытать.
(Далее на трибуне появляется фальш-состав «Culture club», под плохую фонограмму исполняется несколько старых хитов. Аплодисменты, свист, улюлюканье. Снова появляется Egghead.)
Egghead: Ну, вот, друзья мои, наша встреча неуклонно близится к финалу. Я думаю, многие из вас за это время произвели «переоценку ценностей», и готовы хоть сию минуту радикально изменить свою жизнь. Ведь известно, что в годы царствования Александра Благословенного в России – матушке насчитывалось чуть ли не четыреста тысяч особей мужского и женского (в прошлом) пола, которые отринули диавола и приняли «огненное крещение», о котором сегодня упоминал уважаемый Кондратий. Кстати говоря, до сей поры скопцы уверены в том, что в их числе были люди весьма знаменитые и славные. В их числе называют, например, не кого-нибудь, а светлейшего князя, фельдмаршала Михайлу Илларионовича Голенищева-Кутузова. Почему бы нам не последовать его примеру? Чем мы хуже Кутузова?
Члены ДСК (дружный рёв): Лучше!.. Лучше!..
Egghead: Итак, после окончания собрания те члены ДСК, которые изъявят желание самооскопиться, пусть подойдут ко мне и запишутся. Первые десять человек получат желаемое уже сегодня до полуночи. Гарантируем абсолютную стерильность операции. Упомянутые пробки – чистого серебра, и останутся у оперируемых в качестве сувениров.
Председатель собрания (явно возбуждённый, взбирается на трибуну, отчаянно жестикулирует): Я же, в свою очередь, как есть, поддерживаю почин, пиши меня, яйцеголовый! Чтоб всё под корень, будто и не было! Эх, пропадай, моя головка! (следуют истерично-радостные слёзы)
Пантеон (подталкивая Соседа в образовавшуюся на запись очередь): Давай-давай, тебя за язык никто не тянул. Завтра расскажешь, как и что, а через неделю чтобы уже… на цырлах, возле спальни. (Будит Эльхантьевну) Пошли домой, похмелиться желаю.
Сосед (потупившись, тихо): Слушаюсь…
Эльхантьевна: Что, всё, что ли? А, Сосед… ты давай, иди уже, вон, народу понабежало сколь.
Сосед (ещё тише): Слушаюсь… (встаёт в очередь)

Следует старенькая фонограмма хора кастратов Ватикана, затемнение, занавес.
Subscribe

  • 100

    В углу комнаты стоит «однорукий бандит». Игровой аппарат. Просыпаешься, осторожно снимаешь с головы эдакий электронный чепец, который считывал…

  • 100

    «Сериальная рожа». Всё чаще сталкиваюсь с такими – сериальные эмоции, сериальные диалоги, сериальная мимика. Плоская сериальная философия жизни.…

  • 100

    Усложним шахматы, наделив фигуры свойствами симпатии и антипатии. Не будет ни чёрных, ни белых, вместо - множество оттенков между тем и этим.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments