100

Гвардей Цытыла произносит загадочное: «Малавалабыл».

В г. Черняховск некто придумывает пароль для гаджета, ему в голову приходит: «Малавалабыл».

В пустыне Невада Сара Коннор ножом выцарапывает на деревянной столешнице: «Malavalabyl».

В Ботсване заболевший лихорадкой де́нге бредит, бормоча одно и то же: «малавалабыл».

В Аргентине некое дитя хохочет, сложив из буквенных кубиков всё то же слово Malavalabil.

Всё это происходит одновременно, но изолированно, так что Гвардею никогда не узнать об этой событийной параллельности.

Синхронистичность повсеместна и постоянна, но разнесена в пространстве, потому ни одному наблюдателю не зафиксировать её факт. Встречу с ней воочию мы именуем «случайностью», не подозревая о масштабах подобных «случайностей».

100

Представляется, что все политики, экономисты, социологи, культурологи – это актёришки захудалого театра под открытым небом с видом на извергающийся вулкан. И актёришкам, и режиссёру втемяшилось в голову, что вулкан подчиняется сценическому действу, что сам ход представления руководит активностью вулкана, никак не наоборот.

И их убеждённость передаётся многочисленным зрителям, которые охают и ахают: смотри, этот махнул рукой, и тут же бабах! Это же какой властью надо обладать, чтобы крутить-вертеть такой громадиной!

Так может продолжаться довольно долго. До тех пор, пока какой-то очередной запор вулкана не перерастёт в ужасающей силы взрыв, который сметёт весь этот театрик и иже с ним в геенну огненную.

* * *

Минуя броды, города,
В объезд и по прямой,
Домой, - неведомо куда,
Но только бы домой.

Сбежав из собственной тюрьмы,
С дырявою сумой,
Гоним зловонием чумы, -
Куда, как не домой?

А что не ведаю пути,
Какая ерунда.
Возможно, суждено идти
Мне долгие года́.

Но чувства не откажут мне,
Но, ими и ведомый,
Однажды в зримой тишине
Почувствую, что дома.

Я усмехнусь. Махну рукой.
Куда-нибудь присяду.
И стану домом. И рекой.
Колодцем. Палисадом.

ВЫПЕЙ ЙАДУ



Широко известен термин «плацебо» ( лат. placebo, букв. — «буду угоден, понравлюсь») - некое псевдолекарство, скажем, сахарная пудра, принимая которую, внушаемый человек (то есть практически любой человек) испытывает реальное облегчение.

Менее известно «ноцебо» (лат. nocebo — «я поврежу») – антоним плацебо: безвредная бурда, от употребления которой пациенту может стать хуже. Ну, скажем, выпил кто-то вполне качественной водки, а какой-нибудь идиот пошутил, что, дескать, ну, как тебе разведённый метиловый спирт? Будет нехорошо.
*
В том и другом случае действует преподлый эффект ятрогени́и (др.-греч. ἰατρός «врач» + γενεά «рождение») – когда некто, обладающий авторитетным мнением (пускай тот же врач) своими словами, своим поведением провоцирует действия либо плацебо, либо ноцебо.
*
Collapse )

100



О вкусах не спорят.

О вкусах надо бы так: как зубы заноют, как глаз задёргается, следует спешно найти своё канотье и откланяться, приговаривая: «Ой, у меня же ещё корова не доена и «Гептамерон» нечитан». С тем, чтобы больше тут не появляться.

Потому что, как ни стесняй и не примиряй себя, всё равно вылезет, когда-то, почему-то, непременно. Вкусы исправимы и изменяемы лишь внешне, скелет же оных останется, каким был. Ну, не ломать же рёбра ради полного взаимопонимания и сердечной гармонии?

Но пуще всего мы боимся остаться один на один со своими вкусами, оттого продолжаем сидеть, мусоля своё потерявшее всякую форму канотье.

* * *

Едва подмена различима,
Настолько сущность истончима –
Красивость вместо красоты.

Но вот преподлая подмена
Уже ведёт себя надменно,
Уже зовёт меня на «ты».

Она добротна и телесна,
И с ней бороться бесполезно,
Увы, ревнителей не счесть.

Ведь, как поётся, всяко-разно,
Она не так уж безобразна,
Красивость в ней, бесспорно, есть.

Ну, как единственная дева
В толпе мужчин срывает с древа
Какой-нибудь запретный плод,

И все кричат: богиня, diva,
И всё, казалось бы, правдиво,
Да как-то вот…

ФАНТАЗИЯ НА ТЕМУ ИДЕАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ



Может быть, со времён Circlesongs (1997) господина McFerrin в голове моей поселился некий образ-процесс, разумеется, утопичный и нереализуемый, но голова моя чихать на это хотела.
*
Ну, предположим…
*
Зал – амфитеатр человек эдак на … триста, скажем. На подиум восходит Протагонист, который пропевает некую мелодическую форму, не очень короткую, но и не особо длинную. Он повторяет её раз за разом. Скоро к нему присоединяется Дейтерагонист, который включается в пение, дополняя её своей мелодической линией. Ну, самый расхожий пример тому – грузинское хоровое пение. Скоро появляется Тритагонист, который также включается в пение, дополняя его своей уникальной мелодией.
Collapse )

100

Психически Истощённый Страдалец толкует: «Жизнь невыносима, взаимоотношение людей ад, исход ведом».

Жизнерадостный Идиот с пониженным болевым порогом гласит: «Жизнь прекрасна, роскошь человеческого общения, нет пределов, урау».

Некто Неопределившийся, слушая всё это, принуждён взбалтывать микс из страданий Страдальца и восторгов Идиота, - некий диковатый коктейль, скажем, на одну весовую часть страстей три части идиотизма. Так Неопределившийся определяется, а бурду, которую он получает в результате, именует Жизненной Позицией.

На самом деле жизнь вне нас – никакая, ни выносимая, ни невыносимая. В этом и ужас. Была бы она хоть какой-нибудь. Из кромешности черепов выглядываем наружу - пугаемся безвидности, и сами придумываем, что там, вне.

* * *

В небе, по цвету похожем на исхоженный лёд,
Тихо гудит давно потерявшийся самолёт.

То ли полгода, больше ли, про него и забыли давно,
Тем не менее, впрочем, всё же, однако, но.

Там пилоты потерянные, там пассажиры потерянные,
Жизнью живут размеренною, странною, неуверенною.

Там и курить разрешили, там и пить разрешили,
С каждым хотя бы по разу все давно согрешили.

Смотрят в иллюминаторы, плющат о них рожи;
Там, за иллюминаторами, впрочем, одно и то же.

Ведь и у нас, нижних, жизнь не разнообразнее.
Может быть, самую малость менее несуразнее.

Все мы заперты наглухо, ломиться не стоит труда.
Все мы в своих самолётах летим незнамо куда.

Все мы, благонамеренные, все мы, в страстях умеренные,
Все мы летим растерянно, в небе ледя́ном похерены.

* * *

Впору воскликнуть ну и дела
Случай необычаен
Пятые сутки как со стола
Падает кружка с чаем

Медленно медленно словно во сне
Падает и выливается
Так что невольно кажется мне
Что надо мной издевается

Чайный язык из кружки торчит
Бурые капли зависли
Этот признай хоть кого удручит
Ввергнет в недобрые мысли

Collapse )